Иван Карачаров сражался смело и храбро, себя не щадил. С 28 апреля 1943 года он в составе войск Центрального фронта принимал участие в освобождении территории Украины. В сентябре 1943 года 685-й стрелковый полк, в котором служил красноармеец Карачаров, с боями вышел к Днепру. Он входил в состав 193-й стрелковой дивизии 27-го стрелкового корпуса 65-й армии Центрального фронта. Фашисты рассчитывали с помощью “восточного вала”, системы вражеских укреплений вдоль правого берега Днепра надолго задержать Красную Армию здесь и взять реванш за все предыдущие поражения, нанесенные Красной Армией. 

Иван Карачаров родился 29 августа 1903 года в крестьянской семье в селе Богатое (ныне — Ивнянский район Белгородской области). Он рос смышленым мальчишкой, и родители, как им не было трудно, отдали его на обучение в местную церковноприходскую школу. В 1914 году Ваня успешно оканчивает 3 класса. В селе мальчик слыл грамотным человеком, но таким сам себя не считал. Ему хотелось учиться дальше. Но на этом учеба для Ваньки и закончилась. Времена были трудные, началась первая мировая война, и подросток, чтобы помочь родным, пошел работать. Затем грянула революция, следом — гражданская война. Дальше в жизни Ивана все изменилось — из простого рабочего ракитянской конторы «Союззаготкожсырье» он стал ее директором. Страна Советов строила светлое будущее — коммунизм, и Иван активно включился в это строительство. Упорный труд и энтузиазм советских людей дали ощутимые результаты, страна набирала мощь, благосостояние народа росло, а вместе со страной мужал и Карачаров. Пришло время, и молодой человек встретил такую же трудолюбивую девушку Зинаиду, женился на ней. Один за другим в молодой семье родились три сына: Николай, Евгений и Алексей. Жить бы да радоваться, но тут — война.

 Защищать Родину Иван ушел сразу же, в июле 1941. Жена провожала его, оставшись с детьми на руках, и верила, что ее муж вскоре вернется. Она и подумать не могла тогда, какие испытания готовит ей война — оккупацию, смерть Вани, нелегкую долю вдовы. 

10 октября Военный Совет 65-й армии утвердил планы действия корпусов по форсированию Днепра. 27-й стрелковый корпус должен был форсировать реку на участке Каменки — остров Ховренков, а 18-й стрелковый корпус — на участке Лопатня — Радуль. Гитлеровцы считали этот участок неприступным для прорыва. Пять суток, днем и ночью, шла напряженная работа и подготовка к форсированию. Штаб армии разработал подробный план операции, распределил имеющиеся средства переправы, организовал изучение огневой системы и оборонительных сооружений противника. Накануне форсирования Днепра во всех частях прошли собрания, на которых красноармейцам разъяснялась важность этой операции, ставились задачи и цели. Командиры нацеливали их на успех. В ночь на 15 октября бойцы заняли свои позиции. Все было готово к форсированию. Над водой поплыл черный туман — специальная дымовая завеса. Штурмовые отряды грузились в лодки и на плоты. В первых лодках — комбат 685-го стрелкового полка, майор Нестеров. Переправа начиналась. Вот уже преодолена большая ширина реки. Все было спокойно. Но, когда до правого берега оставалось несколько десятков метров, в небо вдруг взвились десятки вражеских ракет, и все лодки стали видны как на ладони. Разом заговорили вражеские пулеметы и автоматы противника. Шквал огня обрушился на десантников. Ровно в 6.30 раздался залп “катюш”, который возвестил о начале нашей артподготовки. Заработала артиллерия, в бой вступили штурмовики. Дрогнула земля за Днепром. Очень трудно пришлось в те минуты нашим бойцам, которые находились в лодках и на плотах. Вода кипела и бурлила от взрывов мин и снарядов, в воздух взлетали разбитые лодки, стонали раненые, но, несмотря на сильнейший обстрел, плавсредства с десантниками продолжали упорно плыть к правому берегу. В плот Карачарова, когда он был на середине Днепра, попал снаряд. Раненый солдат оказался в воде. Цепляясь за доски, он упорно стремился вперед и, проплыв метров 200, добрался до берега. Наконец под ногами твердая земля. Бойцы, во главе со своим командиром, майором Нестеровым, ринулись на первые вражеские траншеи. Они разили гитлеровцев меткими автоматными очередями, прокладывали себе путь гранатами. Иван забросал гранатами вражеский окоп, уничтожил 7 фашистов и ворвался в траншею неприятеля. Его примеру последовали другие бойцы. Когда гитлеровцы перешли в контратаку, Карачаров огнем из автомата смело отражал атаки и уничтожил еще несколько десятков фашистов.

На помощь десантникам пришла наша артиллерия. Впереди маячила безымянная высота, которую наши, во что бы то ни стало, должны были взять. Под прикрытием артиллерийского огня бесстрашный комбат повел своих солдат в атаку. В 9.30 высота была взята. На протяжении дня нестеровцам пришлось отбить несколько жестоких контратак противника, в том числе и танковую атаку гитлеровских “тигров” и “пантер”, брошенных на позиции смельчаков. Нестеров принял решение с наступлением темноты штурмовать днепровские кручи. Оставив свои позиции на безымянной высоте, воины бесшумно поползли вперед. Ведомые своим командиром, десантники упорно продвигались вперед. И вот уже вторая линия траншей взята отважными бойцами. В кровавой мясорубке уцелели немногие, пал смертью храбрых и стрелок Иван Николаевич Карачаров. Окопавшись на завоеванном рубеже, нестеровцы удерживали его до подхода основных сил дивизии. Впоследствии командир дивизии А. Г. Фроленков так оценил действия десантников из батальона Нестерова: “Вы сделали больше человеческих возможностей”. 16 октября к 12 часам дня 193-я дивизия, одна из немногих поставленных в первый эшелон форсирования, справилась с поставленной задачей — все ее части и артиллерия были за Днепром. Именно ее бойцы принесли долгожданное освобождение от немецко-фашистских оккупантов жителям деревень Крупейки и Колпень. 

Подвиг бойцов 193-й дивизии на Днепре был по достоинству оценен командованием. В числе других воинских подразделений, особо отличившихся при форсировании Днепра, дивизия получила почетное наименование “Днепровской”. За исключительное мужество и беспримерную отвагу, проявленные бойцами при форсировании Днепра и освобождении Лоевского района, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 октября 1943 года звания Героя Советского Союза удостоен 51 человек, из них двадцать два бойца были из героического батальона майора Нестерова, в том числе и бесстрашный стрелок Иван Николаевич Карачаров. Героев, павших на поле боя, похоронили на центральной площади райцентра в братской могиле.

Все трое его сыновей выросли хорошими людьми, достойными памяти своего отца-героя. Евгений и Алексей приезжали на Лоевщину на могилу отца. Для Николая, избравшего профессию педагога-филолога, это так и осталось заветной мечтой. Но его сын, внук Героя Советского Союза, воплотил в реальность мечту отца. В июле 2010 года он вместе с женой и сыном побывал на могиле деда. Причина для гордости за такого дедушку у него двойная: его также зовут Иваном Николаевичем. Иван Николаевич известный в России педагог, кандидат искусствоведения, доцент, заведующий кафедрой музыкального образования Белгородского государственного института культуры и искусств, заслуженный работник культуры РФ. Своих двух сыновей он воспитывает в духе патриотизма, не позволяя забыть подвиг прадеда. Сегодняшнее поколение жителей Лоевщины помнит и чтит память воинов, отдавших жизнь за свободу нашего края. В преддверии большой и знаменательной даты — 70-летия освобождения района от немецко-фашистских захватчиков — этих имен станет больше. 107 фамилий героев войны будут нанесены на мемориальные плиты воинского захоронения, расположенного на центральной площади райцентра. Их имена обязаны помнить всегда!

Римма СТАДНИКОВА,

директор музея битвы за Днепр.